Новости
9 мая 2018, 00:04

Мастер на все руки

60-е годы. В верхнеуральском ДК каждый выходной играл духовой оркестр. В танцевальном зале кружились нарядные пары. Потанцевать приходили и молодые, и женатые, и пожилые. Духовой оркестр располагался во втором ярусе здания. Сверху звучала музыка, а внизу кружились в вальсе пары. Руководил духовым оркестром мой папа – Игонин Николай Тимофеевич. Музыканты были молоды, красивы, энергичны. Гена Коптев, Юра Юртаев, Иван Стуколов, Виктор Пискунов, Анатолий Прокопьев, Булаенко – это был очень дружный коллектив. В будни они собрались на репетиции, разучивали новые произведения. Духовой оркестр в те годы был очень популярен. Играл на демонстрациях 1 мая и 7 ноября, на празднике «Русской берёзки» в Буренином саду, на празднике русской зимы, когда по городу мчались тройки украшенных коней и повозки. Награждали лучшую тройку под звуки духового оркестра. Это было задорно, радостно и по-русски здорово!

В последний путь горожан провожали тоже под звуки духового оркестра. Музыка брала за душу…

В Доме пионеров был организован музыкальный кружок. Мальчишки – три Володи, Загриценко, Ручкин и Каукин, Валера Тырин – с радостью приходили туда и целыми вечерами занимались. Отец, как руководитель, выводил молодёжь на сцену, они участвовали в смотрах художественной самодеятельности. Он сам сочинял музыку и разучивал её с ребятами. Одно из его произведений – «Марш юных каширинцев», с которым музыканты выступили на смотре. Долго зал аплодировал молодым исполнителям, а я гордилась отцом и его делом.

Но не только музыкой занимался отец. Он был отличным художником-самоучкой. В те годы было очень модно украшать дома картинами и коврами, нарисованными маслом. В нашем доме было много картин: «Неравный брак», «Пётр I», «Утро в сосновом бору». Отец написал маслом и мой портрет, когда мне исполнился один год. Находясь на рыбалке, покосе, собирая грибы, он всегда любовался природой, делал какие-то наброски. Однажды осенью он сделал набросок на спичечном коробке, а потом появилась и долгое время висела у нас в доме картина «Осень на Урале». Транспаранты, плакаты для демонстраций – это его работа. Даже номерные знаки на автомобили ему приходилось раскрашивать по несколько сот штук.

В свободное время, особенно весной, он с головой уходил в своё любимое занятие – рыбалку. Щукой, налимом, чебаком он снабжал всех соседей. В долгие зимние вечера, слушая по радио «Театр у микрофона», плёл сети. Сам выстругивал иглу-челнок и вязал незамысловатые ячейки.

Недавно я была в посёлке Волковском. Совсем незнакомые люди рассказали, что печку в их доме 60 лет назад сложил Николай Тимофеевич. Они её латают, подмазывают, но не перекладывают. «Нет сейчас таких мастеров, как Николай Тимофеевич, – говорил хозяин дома. – Печник он был отменный».

Из Степного, Волковского, Горбуновского, Петропавловского – отовсюду ехали люди к отцу с просьбой сложить в их доме печь. Лучший печник Верхнеуральска! Это звучало громко!

На фронт отец ушёл в 17 лет. Дошёл он до Берлина. Домой вернулся в 1946 году. Ранение, госпиталь и снова фронт. Его грудь украшали три медали за отвагу и орден Славы III степени. На Белорусском фронте в 1942 году под сильным огнём противника он быстро нашёл и устранил прерванную связь с батальоном. На Калининском фронте в Смоленской области в 1943 году во время боя за опорный пункт – деревню Сергиево-Никольское не растерялся, быстро выдвинул свой пулемёт на огневую позицию, уничтожил 15 немецких солдат, остальных рассеял. Атака успешно была отбита.

В 1943 году при прорыве вражеской обороны при деревне Зоопище Витебской области, умело командуя силами своего расчёта, огнём пулемёта подавил три вражеские огневые точки. Участвуя в трёх контратаках, нанёс значительные потери противнику, за что и был награждён орденом Славы.

В бою под деревней Поднивье в 1944 году огнём своего пулемёта уничтожил десять немецких солдат, подавив огневые точки противника, чем способствовал продвижению наступавшей роты. Его боевой путь лежал от Челябинска на Уфу, Казань, Москву, Минск, Варшаву и завершился в Берлине.

Отец редко рассказывал о войне, но любил когда мы подпевали его любимую песню «Эх, дороги». И тогда я видела слёзы в глазах сильного, волевого, крепкого мужчины. Дороги войны оставили в его душе глубокий след и множество ран. В быту он был обыкновенным увлечённым человеком: с удовольствием вышивал гладью, выбивал ришелье на машинке, клеил с нами ёлочные украшения и делал цветы из бумаги, шил тапочки, подшивал валенки. Он умел делать всё! Кто его учил?! Откуда у деревенского паренька, сына пимоката, такой талант! В народе таких, как он, называли самородками.

Часто вспоминаю вечера: мы на диване, рядом с отцом слушаем передачу «Театр у микрофона». Тепло, уютно, спокойно – это моё детство! Как не хватает этого счастья и тепла! И хочется сказать всем – берегите своих родителей!

Людмила ПАНИНА










Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg